. икона распятия Христова . . христианская психология и антропология .

ЦЕНТР
ХРИСТИАНСКОЙ
ПСИХОЛОГИИ И
АНТРОПОЛОГИИ
Санкт-Петербург

. . . . . . . . .
.
"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 
. . .
  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Тертуллиан. О женском убранстве (текст)

  • . . ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    .
    .
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА .
    .
    Участники проектов .
    .
    Направления деятельности .
    .
    Публикации, доклады .
    .
    МАТЕРИАЛЫ .
    .
    Библиография .
    .
    Персональная библиография .
    .
    Тематическая библиография .
    .
    Библиотека .
    .
    Библиотека по авторам .
    .
    Библиотека по темам .
    .
    Словарь .
    .
    Проблемное поле .
    .
    Контактная информация .
    .
    .

    Поиск по сайту
     
    .
    . . .

     

    Тертуллиан

    О женском убранстве

     

    Книга первая

    1. Если бы на земле было столько же веры, сколько ожидается награды на небесах, то ни одна из вас, любезные сестры, познав Бога Живого и усвоив подобающее женщине место, не захотела бы нарядных, пышных одежд, но предпочла бы в одежде грязной и траурной предстать в образе Евы скорбной и кающейся, чтобы покаянным видом своим хотя бы отчасти загладить вину Евы — тяготеющий над человечеством первородный грех. В муках ты будешь рожать детей, будешь угождать желаниям мужа, и он будет повелевать тобой (Быт. 3, 16). И ты еще не знаешь, что Ева — это ты? Приговор Божий над женским полом остается в силе, пока стоит этот мир, а значит, остается в силе и вина. Ведь именно ты по наущению дьявола первой нарушила Божью заповедь, сорвав с запретного дерева плод. Именно ты соблазнила того, кого не сумел соблазнить дьявол. Ты с легкостью осквернила человека, это подобие Бога; наконец, исправление вины твоей стоило жизни Сыну Божьему. И после этого ты еще смеешь украшать свое презренное тело? Если бы от начала мира были в употреблении милетская шерсть, китайский шелк, тирийский пурпур, фригийские вышивки и вавилонские покрывала, блестящий жемчуг и искрящиеся самоцветы 1, если бы алчность человеческая уже научилась из земли извлекать золото, а женское кокетство — пользоваться зеркалом, то изгнанная из рая, уже мертвая Ева, думаю, и этим бы соблазнилась. Значит, и теперь, если женщина рассчитывает на второе рождение, она должна отказаться от роскоши, которой Ева не знала при жизни. Осужденной и мертвой женщине роскошь пригодится разве что для похорон.

    2. Ведь и те, кто изобрел эти излишества, все равно что приговорены к смерти, а именно: ангелы, с неба бросившиеся к дочерям человеческим (Быт. 6, 2), чтобы еще и этим опозорить женщин. Сначала простодушным людям они показали, как добывать из земли металлы, объяснили свойства трав и силу заклинаний, обучили их суетным наукам, включая астрологию, а потом, специально для женщин, создали украшения: ожерелья из отборных камней, золотые браслеты для рук, всевозможные румяна, притирания

     

    – 345 –




    и черный порошок, чтобы подводить глаза. О вещах этих можно судить по качествам их изобретателей: грешники не научат праведности, любовники — целомудрию, отступники от Святого Духа — страху Божьему. Если говорить о науках, то дурные учителя только дурному и научат. Если же это — плата за удовлетворение похоти, то это — позорная плата. Стоило ли ценою таких последствий узнать роскошь и приучиться к ней? Неужели без украшений они не смогли бы нравиться людям, если внушили страсть даже ангелам, когда украшаться еще не умели? Или их поклонники-ангелы были бы им менее угодны, если бы ничего им не подарили? Уму непостижимо, но именно этим прельстились дочери человеческие, которые вышли за ангелов и которым их брак дорого обошелся. Ведь ангелы, которые тем временем осознали глубину своего падения, и после того как любовная страсть их испарилась, затосковали по небу, за соблазнившую их природную красоту отомстили женам, чтобы те не радовались своему счастью, но за отход от простоты и скромности вместе с ними попали у Бога в немилость. Они знали, что Богу неугодны роскошь, тщеславие и стремление выглядеть привлекательно. Тех ангелов, конечно, мы будем судить (ср. 2 Петр. 2, 4), ибо они — не ангелы, а демоны, от которых мы при крещении отреклись, и их провинность даже людям дает право судить их. Так на что остается им надеяться перед судьями? Что общего у будущих судей с будущими подсудимыми? То же, я полагаю, что у Христа с Велиалом (2 Кор. 6, 15). Сможем ли мы уверенно взойти на судейский помост, чтобы вынести приговор тем, к чьим дарам мы продолжаем стремиться? Ведь и вам Бог обещал ту же, ангельскую, сущность, тот же, что и мужчинам, пол, то же почетное звание судей. И если здесь мы не вынесем предварительный приговор, заранее осудив те их проступки, за которые будем судить их потом, то не мы над ними, а скорее они будут над нами судьями.

    3. Знаю, что книгу Еноха 2, в которой предсказано такое будущее ангелов, некоторые отвергают на том основании, что она не входит и в еврейский канон. Надеюсь, они не считают, что она была написана до потопа, а после этой всемирной катастрофы смогла уцелеть. А если они с этим согласны, то пусть припомнят, что правнуком Еноха был переживший катастрофу Ной 3, который благодаря семейному преданию слушал о богоугодности своего прадеда и обо всех его пророчествах, так как Енох своему сыну Мафусалу поручил передать их своим потомкам. Итак, Ной сохранил пророчество Еноха,— не умолчал же он о других предсказаниях: как о милости Бога, спасителя своего, так и о славе своего потомства. Но даже если бы это было не столь очевидно, есть и другой довод за подлинность этой книги. Ной также мог воссоздать ее, уничтоженную потопом, как Ездра восстановил еврейское Писание после разрушения вавилонянами Иерусалима. А так как Енох в той же книге пророчествует и о Господе, нам не. следует отвергать ничего из того, что имеет к нам отношение.

     

    – 346 –




    К тому же сказано: Всякая боговдохновенная книга пригодна для воспитания (2 Тим. 3, 16). Иудеи позднее могли ее и отвергнуть, как и многое другое, напоминавшее о Христе. Неудивительно, что они не признали говорившие о Нем книги, если позднее не признали Его Самого. Добавьте сюда и то, что пророчество Еноха засвидетельствовано у апостола Иуды 4.

    4. Но допустим, что женская роскошь не пагубна ввиду обреченности ее создателей. Пусть тем ангелам будет вменен в вину только отказ от неба и плотский брак. Рассмотрим поближе сами предметы роскоши, чтобы показать, чтό делает их столь притягательными. Женская внешность включает в себя два понятия: убранство и украшательство. Убранством я называю то, что зовут женской опрятностью, а украшательством — то, что следовало бы назвать женским позором. Первое заключается в уходе за волосами, кожей и открытыми частями тела; второе — в золоте, серебре, драгоценных камнях и нарядах. Первое осуждаю как тщеславие, а второе — как настоящее распутство. Представляю рассудить христианским женам, служительницам Божьим, могут ли они найти тут что-либо похожее на смирение и целомудрие, которое обязались блюсти нерушимо.

    5. Что есть золото и серебро, составляющие главное украшение светских людей? Отчего вещество это, которое есть та же земля, для них драгоценнее, чем земля, попираемая ногами? Не оттого ли, что извлечение ее из глубоких пещер стоит жизни несчастным, которые осуждены добывать ее? Или оттого, что, переплавленная в огне, она получает имя металла, чтобы служить честолюбию человеческому? То же самое происходит с железом, медью и другими обыкновенными веществами, а потому нелепо считать, будто золото и серебро лучше других металлов. Напротив, предпочтительнее железо и медь, от которых гораздо больше пользы и из которых, кроме того, можно делать украшения, не уступающие золотым и серебряным. Ведь и кольца часто делают из железа, а у многих любителей старины и сейчас хранятся медные сосуды для еды и питья 5. А видел ли кто, чтобы из золота и серебра изготовлялись простые орудия труда? Поле не вспашешь при помощи золота, и корабль не построишь при помощи серебра: никто не вонзает в землю золотую мотыгу и не сколачивает доски серебряными гвоздями. Я уже не говорю о том, что железо и медь удовлетооряют все остальные жизненные потребности, а хваленые золото и серебро даже извлечь из земли невозможно без применения железных и медных орудий. Едва ли, учитывая все это, стоит воздавать серебру и золоту великие почести.

    6. Но и самоцветы, соперничающие ценой с золотом, я считаю никчемными произведениями земли. Их нельзя употребить ни для фундаментов домов, ни для постройки стен, ни на кровлю зданий. Они служат глупому честолюбию женщин: для этого их долго полируют, чтобы придать им больше блеска, осторожно просверливают, чтобы подвесить к ушам, предварительно заключив их в

     

    – 347 –




    золотую оправу. Но честолюбие не довольствуется извлекаемыми из земли вещами. В Британском и Индийском морях оно ищет жемчужные раковины, содержимое которых ничуть не вкуснее морских улиток, устриц и даже пелорид. Что самое удивительное, извлекаемый из них жемчуг — не что иное, как недостаток тех раковин — образующийся внутри них болезненный нарост; и то, что называют прекраснейшим перлом,— лишь круглая, твердая бородавка раковины. Говорят, что самоцветы извлекают даже из головы змей 6, так же, как в головном мозге рыб находят некое камневидное образование. Только того христианке и не хватало — носить украшения от змеи! Как сможет она попирать голову дьявола, если из головы его делает украшения себе на шею и даже на голову?

    7. Эти вещи вожделенны лишь потому, что редки и происходят из дальних краев. У себя на родине они ценятся меньше. Изобилие их порождает к ним равнодушие. У некоторых варварских народов в золотые цепи заковывают провинившихся рабов, и чем виновнее они, тем массивнее цепи. Оказывается, можно не любить даже золото! Да и к драгоценным камням, как мы видели в Риме, парфянские, мидийские и иные послы относятся так небрежно, что, в отличие от наших матрон, не считают нужным выставлять их напоказ. Изумруды, испещряющие изгибы их поясов, и топазы 7, вставленные в ножны мечей, небрежно скрывались под складкой одежд, а жемчуг, покрывавший их сапоги, часто и сам покрыт был грязью. Они носят самоцветы только на тех частях одежды, которые вообще не должны самоцветами украшаться, если специально не выставляются напоказ; либо выставляют их ровно настолько, чтобы показать свое презрение к ним.

    8. У них даже рабы носят разноцветные одежды, а стены домов своих они, вместо росписей, обивают тирийскими алыми и фиолетовыми тканями. Пурпур у них дешевле красных чернил. Может ли одежду сделать почетной поддельный, ненастоящий ее цвет? Богу не нравится то, что Он не творил. Он легко мог бы сотворить овец с пурпурной или лазурной шерстью, но не пожелал. А чего Бог не пожелал, того человеку делать не дόлжно. Таким образом, вещи, происходящие не от Бога, суть изобретение противника Его, то есть дьявола, извращающего все естественное. Что не от Бога, то от его соперника, то есть от дьявола с ангелами его. Если даже сами вещества — от Бога, это не значит, что от Бога и изделия из них. Ведь и удовольствия от языческих зрелищ, которым мы посвятили особое сочинение, и даже само идолопоклонство состоят из вещей, созданных Богом. Христианин не должен увлекаться неистовством цирка, жестокостью арены, бесстыдством сцены потому, что Бог сотворил коней, пантер и голоса актеров. И за идолопоклонство он будет наказан, хотя Бог создал фимиам, вино, алтарный огонь и жертвенных животных.

    9. Как далек преступный век наш от исполнения воли Божьей! В то время как Бог распределил вещи по странам, так что они бывают

     

    – 348 –




    редки там, где не родятся, мы, вместо того, чтобы довольствоваться произведениями нам предоставленными, стремимся обладать такими вещами, которые Бог определил в пользу других народов. Эта проклятая страсть не имеет границ, и возбуждаемое честолюбием стремление к редким вещам до того наполняет сердце наше, что почти невозможно обуздать его, а поддерживается оно болезнью души человеческой — похотью, которая чем ненасытнее, тем разорительнее. На приобретение маленькой шкатулки с драгоценностями уходит большое наследство; на платье, расшитое жемчугом,— миллион сестерциев. Мы видим стоимость целых лесов и островов, украшающих нежную шею; видим несметные доходы, висящие в ушах честолюбивой красавицы; видим на пальцах стоимость нескольких мешков золота. Вот каково тщеславие: оно придает слабой женщине силы таскать на себе груз целых сокровищ!

    Книга вторая

    1. Служительницы Бога Живого, подруги и сестры мои! Позвольте мне, недостойному собрату вашему, обратиться к вам не из чувства тщеславия, но из тревоги о спасении вашем, а спасение, о котором все мы должны печься, состоит, в первую очередь, в доказательстве нашей чистоты. Мы все составляем храм Божий и вместилище Духа Святого, и чистота должна быть привратником и стражем этого храма, дабы не входило в него ничто нечистое, ничто мирское, и дабы Господь, в нем обитающий, видя жилище Свое оскверненным, не удалился из него с негодованием. Но я не стану доказывать вам необходимость чистоты, так как Божественных заповедей на этот счет предостаточно, а ограничусь рассуждением на близкую тему — о том, каким должен быть ваш внешний вид. Многие из вас (позвольте сделать вам этот упрек, хотя никто не достоин стольких упреков, как я) либо в простодушном неведении, либо такое неведение дерзко изображая, так заботятся о своей внешности, будто целомудрие состоит лишь в том, чтобы избегать прямого разврата, а наряды и украшения целомудрию не мешают. Они так усердствуют в своем приукрашиваг нии, что не отличаются от язычниц, не знающих истинного целомудрия, ибо не может быть истины в тех, кто не знает Бога-защитника и учителя истины. Если в язычницах какое-то целомудрие и возможно, оно настолько несовершенно и недостаточно, что, как бы они ни были целомудренны в душе, одеяния обнаруживают в них наклонность к разврату. Извращенность их такова, что если нельзя иметь полного удовольствия, то они хотят испытать его хотя бы частично. Сколько между ними таких, которые, притворяясь, что хотят нравиться только мужьям своим, старательно украшаются, чтобы привлечь взоры чужих мужчин, хотя, казалось бы, они не имеют дурного намерения! Не смея

     

    – 349 –




    прелюбодействовать, они часто об этом мечтают, или, наоборот, грешат, не желая. Чему тут удивляться? Порочно все, что не от Бога. Не имея полного блага, они портят примесью зла и то малое, которым обладают. Вы же должны отличаться от них как в остальном, так и внешне, потому что вам надлежит быть совершенными, как совершен Отец ваш Небесный (Матф. 5, 48).

    2. А совершенной и целомудренной христианке следует, как вы знаете, не только не стремиться к привлекательности, но прямо ненавидеть ее. Во-первых, желание нравиться с помощью искусственных прикрас может происходить только от развращенного сердца. Известно, какой приманкой они служат мужчинам. Стоит ли разжигать в них пламя похоти? Зачем приглашать к удовольствию, которое долг ваш велит считать запретным? Во-вторых, не следует открывать путь искушениям, которые и без того нас часто смущают. Мы должны иметь наружность такую скромную, христианскую, чтобы совесть ни в чем не могла нас упрекнуть. Желая всегда сохранять это состояние, мы не должны слишком полагаться на собственные силы, иначе невольно потеряем осторожность. Страх есть основа спасения, а самонадеянность мешает страху. Лучше не доверять своей добродетели: недоверие вселит в нас страх, страх сделает нас осторожнее, и благодаря этому мы избежим опасности. Если мы положимся на себя, то наверняка не избежим падения. Кто живет беззаботно и ничего не остерегается, тот не может считать, что он в безопасности. Но кто настороже и всего опасается, тот по-настоящему может быть спокоен. И дай Бог даже рабам Своим быть уверенными, что они спасутся. Зачем нам ставить в опасность ближнего? Зачем прикрасами возбуждать в нем похоть? Если новый Господний закон полагает равное наказание и за желание и за дела бесчестные, то думаете ли вы, что тот, кто причинил другому гибель, останется без наказания? Знайте, что вы губите брата своего, когда, представляя глазам его свою красоту, порождаете в нем похотливые желания. В душе он уже совершил то, чего пожелал, и вы становитесь для него мечом убивающим. Хотя прямой вины тут на вас нет, ненависть вам за это обеспечена. Когда в чьем-то поместье совершается разбой, его хозяин в преступлении невиновен, но так как о поместье идет дурная слава, пятно ложится и на его владельца. Мы будем украшаться, чтобы губить другого? А как же заповедь: Возлюби ближнего твоего как самого себя (Лев. 19,18; Матф. 22,39)? Заботьтесь не только о себе, но и о других! Всякое высказывание Духа Святого следует толковать так, чтобы обратить его на пользу ближнего. А так как стремление к красоте угрожает и нам, и ближним нашим, то долг ваш — не только отвергать украшения, но даже скрывать красоту вашу нарочитой небрежностью своего внешнего вида, отбивающей желание любоваться вами. Хотя сама по себе красота не заслуживает осуждения, как телесное благообразие, как дивное творение Божье, как нарядное платье души, ее следует все же опасаться, чтобы избежать насилия, как это случилось

     

    – 350 –




    с Авраамом, праотцем христианства, который, опасаяь за жену свою Сарру, был вынужден выдавать ее за сестру и покупать спасение ценою позора 8.

    3. Пусть даже красота не опасна для ее обладательниц и не пагубна для домогающихся ее, пусть не подвергает она никого искушению и не подает повода к скандалам: довольно и того, что она не нужна ангелам Божьим. Где целомудрие, там красота никчемна, потому что ее нельзя использовать ни на что, кроме распутства. Поэтому надлежит оставить заботу о привлекательности женщинам, которые, занимаясь своею красотою, думают, что хлопочут для себя, между тем, как они хлопочут для других. «Как! — скажут мне.— Неужели та, что похваляется своей красотой, виновна, даже если блюдет целомудрие?» Что ж, пусть похваляется плотью тот, кому это нравится. Мы же, христиане, за славой не гонимся, так как это присуще гордыне, а гордыня не приличествует нам, проповедующим смирение пред волей Божьей. Наконец, если бессмысленна всякая слава, то тем более та, которая заключается в плоти. Если позволено хвалиться чем-либо, то надо хвалиться только достоинствами души. Прекрасные качества тела не должны интересовать нас, потому что долг наш — украшать свою душу, и слава наша—в совершении добрых дел. Христианин может хвалиться плотью, но плотью, изможденной покаянием и отвердевшей от святых подвигов, дабы с нею венчался и дух, а не для того, чтобы прельщать взоры юношей. Итак, не заботьтесь, если красоты нет у вас, а если есть, то пренебрегайте ею. Христианка, естественно, может быть красивой, но красота ее не должна быть предметом соблазна. Ей не следует не только привлекать взоры мужчин, но даже быть ими замеченной.

    4. Будь вы язычницы, я сказал бы вам так: «Вы должны нравиться только своим мужьям, но нравиться им вы можете только в том случае, если не будете стараться нравиться другим». Будьте уверены, благословенные сестры: ни одна жена мужу не кажется безобразной. Она достаточно нравилась, когда он выбирал ее за добрый нрав или прекрасную внешность. Не верьте, чтобы, презирая убранства и украшения, могли вы навлечь на себя ненависть или холодность мужей ваших. Любой муж требует от жены прежде всего целомудрия. Христианин красоты не требует, ибо ценимое язычниками не может дорого цениться нами, а язычники к ней относятся еще и с подозрением. Для кого же хотите вы украшать лицо свое? Христианин того не требует, неверующий тому не доверяет. К чему хлопотать о нарядах, возбуждающих в одном презрение, а в другом подозрительность?

    5. Все сказанное мною не к тому клонится, чтобы обратить вас к первобытному, звериному образу жизни, или внушить, что неопрятность — это благо. Намерение мое в том, чтобы показать, до какой степени должна простираться забота о теле. Не дόлжно заботиться об опрятности больше, чем это угодно Богу. Грешат перед Ним женщины, когда смазывают кожу кремами, румянят

     

    – 351 –




    щеки, подводят тушью глаза. Видно, творение Божье им не нравится, если они находят в нем недостатки, если осуждают премудрость Творца, ибо исправлять сотворенное Богом значит осуждать Его. А учит их этому не кто иной, как дьявол. Кто еще мог научить безобразить человеческое тело, как не тот, кто порочностью изменил его дух. Именно он изобрел все эти уловки, чтобы внутри нас вести войну против Бога. Что приемлем мы от рождения, то творение Божье, а что прибавляем, то от сатаны. Как преступно брать в помощники сатану, чтобы претворять дело рук Божьих! Рабы наши ничего не берут в долг от наших врагов; воины не желают ничего брать от противника. Неужели же христианам прибегать к злейшему своему врагу? Могут ли они после этого именоваться христианами? Нет, они принадлежат Тому, к учению Которого стремятся. Как недостойно имени христианина и противно религии, вами исповедуемой, приукрашиваться, когда вам предписана простота во всем; изменять лицо, когда вам запрещено даже языком лгать; желать того, чего вам не дано, когда требуется от вас строгое целомудрие. Как вы будете соблюдать предписания Божьи, если искажаете данный Им облик?

    6. Некоторые из вас красят волосы шафраном, как будто стыдятся своего отечества, и сердятся, что рождены не в Галлии или Германии. Перекрашивая себе голову в рыжий цвет, они как бы сменяют родину, но делают себе этим дурную услугу, считая красивым то, что испачкали. Кроме того, неумеренное применение этих средств приводит к выпадению волос и губительно действует на мозг. Стоит ли красота таких последствий, да и какая красота в том, чтобы пачкаться краской? Христианка будет возлагать шафран себе на голову, как на алтарь? Что это, как не жертва нечистому духу? Не лучше ли использовать вещества эти на употребление благочестивое, полезное и нужное, для которого они сотворены Богом? Кроме того, Господь говорил: Кто из вас может белый волос сделать черным или, наоборот, черный — белым? (Матф. 5,36). Таким образом, они опровергают Бога. «Вот,— говорят они,— и из белых, и из черных волос мы делаем более привлекательные, золотистые». Впрочем, и черные волосы получить из белых пытаются те, кто стыдится старости. Какая несообразность! Они стыдятся возраста, до которого страстно желали дожить; жалуются на потерю, которой следовало ждать; вздыхают о юности, которую провели преступно; тоскуют о непозволительных удовольствиях. Да удалится такая глупость от дочерей мудрости! Чем больше скрывать старость, тем больше она обнаружится. Если ты хочешь никогда не состариться, то сохраняй свою невинность, приобретенную крещением. В эту-то нетленную красоту должны мы облечься, пока не переселимся на небеса, где невинность наша получит награду. Прекрасно, что вы приближаетесь к Господу; прекрасно, что спешите покинуть этот мир с его нечестием.

    7. Поможет ли спасению вашему забота об украшении головы?

     

    – 352 –




    Почему вы не оставите в покое свои волосы, которые то завиваете, то развиваете, то поднимаете, то опускаете, то заплетаете, то распускаете, то обременяете париком из чужих волос. Чего только не делаете вы в нарушение предписаний Господа! Сказано, что никто не может прибавить себе роста (ср. Матф. 6,27; Лук. 12,25). А вы пытаетесь прибавить его, нацепляя на голову огромный шиньон, формой напоминающий выпуклость щита. Если вы не стыдитесь его размеров, постыдитесь хотя бы нечистоты его; не возлагайте на чистую христианскую голову украшение чужой головы, может быть нечистой, может быть виновной и приговоренной к геенне. Избавьте вообще свободную голову от рабства всех этих тягостных убранств. Напрасно стараетесь вы казаться великолепно одетыми; напрасно прибегаете к услугам искуснейших парикмахеров: Бог требует, чтобы вы были под покрывалом, вероятно, затем, чтобы скрыть головы иных жен 9. Посмотрю я, грешный, в великий день торжества христиан, как воскреснете вы с румянами, белилами и шафраном на голове, как вас, разрисованных таким образом, ангелы на облаке вознесут навстречу Христу. Если эти украшения угодны Богу, в тот день они сами найдут ваши тела. Но воскреснуть может только плоть и дух; остальное, что не от Бога, обречено проклятию. Поэтому держитесь от обреченных подальше, и пусть сегодня Бог видит вас такими, какими увидит в день Страшного Суда.

    8. Мне могут возразить, что из зависти к другому полу я хочу лишить женщин их естественных удовольствий. Но разве я это же одобряю в мужчинах? Им, как и женщинам, присуще порочное желание нравиться противоположному полу. Есть и у них свои способы украшаться: подстригать бороду клинышком, выщипывая или сбривая излишек волос; аккуратно причесываться, красить седину, выводить волосы на теле, румяниться подобно женщинам, пудриться, то и дело смотреться в зеркало,— хотя, познавши истинного Бога, они должны бы отвергнуть все это, как суетное и враждебное целомудрию. Где Бог, там и скромность, его помощница и союзница. Как может торжествовать чистота без скромности, и как нам обратить ее на пользу целомудрию, когда в лице и одежде нашей не будет строгости нравов?

    9. Итак, вы должны отсекать излишнюю роскошь в одежде и внешности. Что толку носить на лице признаки благочестия, смирения, простоты и скромности, а в нарядах выставлять суетную пышность и неприличную изнеженность? К тому же, роскошь в одежде только мешает воспринимать естественную красоту. Дошло до того, что без искусственных ухищрений красивое считается некрасивым, и напротив, недостаток естественной красоты люди возмещают румянами и белилами. Даже особы, достигшие возраста спокойствия и вошедшие в пристань скромности, нередко все еще увлекаются блеском и великолепием украшений, и пытаются пышностью одежд своих возместить утраченную с возрастом свежесть. Итак, верные служительницы Божьи, отвергните

     

    – 353 –




    прикрасы и наряды, чтобы не уподобляться содержателям притона и развратникам. Если же нарядов требует достоинство вашего рода, старайтесь держаться в разумных пределах, не нарушая требований веры. Иначе как сможем мы соблюсти христианское смирение, когда не сократим употребления богатств, питающих наше тщеславие? — «Так что же, нам теперь не пользоваться своим имуществом?» — Никто вам не запрещает, однако апостол нас призывает, пользуясь этим миром, не злоупотреблять им, ибо близится, по его словам, конец этого мира (1 Кор. 7,31). И покупатели, по его словам, пусть ведут себя как неимущие. Почему? А потому, что время близко. Если он доказывает, что жен должно иметь, как бы не имея (29), ввиду скорого конца времен, то что говорить об их суетных украшениях? Ведь находятся даже мужчины, которые обрекают себя на оскопление ради Царства Божьего (Матф. 19,12), добровольно отказываясь от такого сильного и к тому же дозволенного наслаждения. Другие отказываются от сотворенной Самим Богом мясной пищи и вина, употребление которых разрешено всякому, и угождают Богу смирением души через подобное умерщвление плоти. И вы, стало быть, достаточно попользовались богатством, роскошью и деньгами из своего приданого до того, как познали спасительное учение Христово. Нам, нашему поколению, еще до сотворения мира Бог назначил увидеть конец времен, а потому Господь велит нам укрощать и отсекать мирские вожделения. Мы — и духовное, и плотское обрезание мира, ибо мы обрезаемся в духе и плоти.

    10. Конечно же, Бог научил красить шерсть соками трав и слизью из раковин-пурпурниц. При сотворении мира Он, очевидно, забыл создать пурпурных и алых овец, а потому придумал одежные мастерские, где делают тонкие, воздушные ткани, весьма солидные в смысле цены. Он же произвел золотые нити, вплетаемые в пряди волос, и проткнул вам мочки ушей, чтобы вставить в них блестящие камешки. Он так любит мучить творение Свое, что беспомощным младенцам делает на теле надрезы, чтобы оттуда свисали какие-то зернышки, которыми парфяне украшают застежки для обуви, хотя даже золото, которое вас так прельщает, у иных народов, согласно языческой литературе, используется для изготовления оков 10. Поистине, эти вещи ценятся не тем, что полезны, но тем, что редки; а когда согрешившие ангелы показали людям еще и способы их обработки, ценность их в глазах неразумных женщин возросла еще больше. Тех ангелов, конечно, Бог ввергнет в кромешную тьму за то, что они указали людям золото и серебро, а особенно за то, что научили искусству красить ткани и даже лицо. Но как можем мы угодить Богу, если любим произведения тех, которых правосудие Его предало вечной казни? Допустим даже, что Сам Бог даровал эти вещи и позволил употреблять их; что Исайя не бранил женских пурпурных одежд, их златых вплетений, перстней, монист, запястий и множества других суетных украшений 11. Но не будем, подобно язычникам,

     

    – 354 –




    заблуждаться, думая, что Бог только создал мир и не надзирает за ним. Гораздо разумнее и осмотрительнее мы поступим, предположив, что Бог сотворил мир таким, чтобы испытать послушание рабов Своих, чтобы через свободу в использовании земных благ прокладывала себе дорогу сдержанность и умеренность. Не случается ли иногда, что умный отец семейства нарочно выставляет наружу некоторые ценные вещи для испытания верности слуг своих? Счастливы они, если проявят честность и воздержание. Но сколь достохвальнее тот слуга, который отказывается и от того, что ему предоставлено, и который даже боится излишней снисходительности своего господина! Таково же мнение и апостола: Все позволительно,— говорит он,— но не все созидает (1 Кор. 10, 23). Насколько же больше мы будем избегать запретного, если научимся страшиться даже дозволенного!

    11. К чему вам пышный наряд, если вы отделены от тех, кто нуждается в нем? Вы не посещаете языческих храмов, не ищете зрелищ, не знаете языческих празднеств. А ведь многолюдные собрания для того и посещают, чтобы видеть других и себя показать, чтобы блеснуть суетным тщеславием. У вас же иные, благородные поводы выходить из дому: вы должны посещать больных братьев, или присутствовать при богослужении, или слушать слово Божье. Все это — почтенные, богоугодные дела, для которых не нужны вычурные одеяния. Если благопристойность, дружба или обязанность заставят вас посетить язычниц, то почему не явиться к ним в простой одежде, тем более, что вы идете к людям чужой вам веры? Этим вы покажете различие между служительницами Бога и служительницами дьявола, и послужите им назидательным примером и, как говорит апостол, возвеличите Бога телом вашим (ср. 1 Кор. 6,20; Филипп. 1,20). А возвеличивается Он в теле целомудрием или скромной одеждой. Некоторые христианки опасаются, что из-за нас похулится имя Божье (ср. Римл. 2, 24), если мы станем одеваться хуже, чем прежде. Что ж, не будем отказываться от прежних пороков; постараемся сохранить те же нравы и ту же наружность, и тогда наверняка язычники не станут хулить имени Божьего. Вот уж великая хула, если о какой-нибудь из вас скажут: «С тех пор, как она стала христианкой, она одевается беднее». Неужели вы боитесь прослыть бедными после того, как стали богаче, и неряшливыми после того, как стали опрятнее? Кому христиане должны стараться понравиться больше — язычникам или Богу?

    12. Лучше нам позаботиться о том, чтобы не навлечь на себя заслуженной хулы. А не большей ли хулы заслужите вы, которых называют жрицами стыдливости, если будете ходить наряженными и разрисованными как блудницы? Чем вы тогда будете отличаться от этих несчастных жертв общей похоти? Если раньше хоть законы отделяли их от замужних женщин и запрещали носить наряды почтенных особ, то теперь все возрастающая порочность этого века сравняла их с именитейшими дамами, так что нельзя

     

    – 355 –




    уже распознать одних от других. Что наряды и раскрашивание лица соответствуют любодеянию тела, учит нас и Святое Писание. Знаменитый город на семи холмах и многих водах 12, который Господь заслуженно называет блудницей (Откр. 17,1) 13, в какое соответствующее одеяние облачен? В порфиру, багряницу, золото и драгоценные камни (17,4). Поистине прокляты эти предметы, без которых ее было нельзя изобразить блудницей. Знаменитую Фамарь Иуда принял за блудницу (Быт. 38,15) именно потому, что она нарядилась и украсилась, и хотя лицо ее было скрыто под покрывалом, одеяние подсказало ему, что он не ошибся. Итак, мы не должны подавать своей внешностью повода к дурному выводу о нашей добродетели. К чему непорочность, если она под сомнением? Зачем подавать другим предлог к пожеланию того, чем мы сами гнушаемся? Почему одежда моя не должна свидетельствовать о моих нравах, дабы отнять у бесстыдников повод к очернению моей души? Пусть будет позволено казаться целомудренной, но запрещено казаться бесстыдной.

    13. Иная из вас может возразить мне: «Я не нуждаюсь в одобрении людей, и не ищу от них свидетельских показаний. Главное, что Бог видит сердце мое» (ср. 1 Цар. 16,7). Пусть так, но вспомним, что говорит апостол: Доброта ваша пусть будет видна людям (Филипп. 4,5). Не затем ли, чтобы порок не коснулся вас, чтобы дурные люди брали с вас пример? Зачем Господь назвал вас светом мира, зачем сравнил с городом на вершине горы (Матф. 5,14), если мы не будем просвещать людей, находящихся до тьме, и возвышаться над людьми, погруженными в пороки? Если вы будете держать светильник под спудом, то всякий обвинит вас в преступном небрежении, потому что это — все равно, что гасить светильник. Светильниками мира мы становимся от добрых дел; дела же эти не любят мрака, и требуют, чтобы другие их знали и видели. Христианину недостаточно быть целомудренным; надо ему таким и казаться. Чистота эта должна быть так изобильна, чтоб из души изливалась на внешность и чтобы извне ей было видно, каким должен быть сосуд, незыблемо сохраняющий веру. А украшения следует решительно уничтожить, так как они изнеживают душу и подрывают стойкость в вере. Я не уверен, что руки и ноги, привыкшие к запястьям и браслетам, выдержат тяжесть оков и пут. Боюсь, что шея, покрытая изумрудом и жемчугом, не сможет подставить себя под меч. Итак, благословенные сестры, будем помышлять о худшем, и тогда мы ни за что перед ним не дрогнем; откажемся от удовольствий, и нам не придется о них жалеть; будем готовы к любым испытаниям, не имея сокровищ, с которыми тяжело было бы нам расстаться. Они — ловушка для нашей надежды. Отвергнем земные украшения, если хотим небесных. Остерегайтесь золота, которое впервые ввело в грех народ Израилев 14. Вы должны ненавидеть то, что погубило иудеев, то, чему они поклонялись, оставив Бога. Времена христиан всегда, и особенно ныне — век железный. Нам готовят мантии мученичества:

     

    – 356 –




    ангелы нас в них уже облекают. Будьте же украшены как пророки и апостолы, взяв от скромности блеск, от стыдливости — румянец, подкрасив глаза застенчивостью, губы — молчанием, нося в ушах слово Божье, а на шее — иго Христово. Склоняйте голову перед мужьями, и это будет вам лучшим украшением. Займите руки свои прядением и ноги свои удерживайте дόма: от этого они сделаются более красивы, чем от избытка золота. Облеките себя шелком честности, виссоном целомудрия, пурпуром стыдливости. В таком наряде Бог полюбит вас.

     

    – 357 –




    О ЖЕНСКОМ УБРАНСТВЕ
    (DE CULTU FEMINARUM)

    Краткое содержание
    Книга первая

    1. Женщины должны избегать украшений, помня о грехе своей прародительницы Евы. 2. Украшения и наряды — дьявольский соблазн, изобретение ангелов-богоотступников. 3. Достоверность повествующей об этом книги Еноха. 4-6. Практическая бесполезность золота, серебра и самоцветов. 7-8. Они вожделенны лишь потому, что происходят из дальних краев. 9. Стремление к ним порождено тщеславием и алчностью.

     

    – 424 –




    Книга вторая

    1-3. Целомудренная христианка не должна стремиться к внешней привлекательности. 4. Муж любит жену и без украшений. 5-6. Прибегать к косметике — значит искажать творение Божье. 7. Забота о прическе не поможет спасению. 8-9. Нелепо думать о внешности перед скорым концом света. 10. Даже если украшения даровал женщинам Бог, Он сделал это с целью испытать их послушание. 11. Христианке не нужны пышные наряды. 12. Они лишь бросают тень на ее репутацию. 13. Ее истинное украшение — целомудрие и стыдливость.

     

    1 Дословно «камни-молниевики» (cerauniae), силой блеска напоминающие молнию и, согласно поверью, находимые в пораженных молнией местах (см. Плиний Ст. XXXVII § 134 и 176; Лампридий. Элагабал 21,3; Клавдиан. Похвала Серене 77; Исидор. Этимологии XVI 13,5).

    2 Ветхозаветный апокриф, известный, главным образом, по эфиопской и старославянской версиям. Недавно в числе Кумранских рукописей обнаружены крупные фрагменты арамейского оригинала. См. И. Д. Амусин. Кумранская община. М., 1983, с. 46-49; см. также Идол. 4.

    3 См. Быт. 5,21-28.

    4 См. Иуд. 14.

    5 Имеется в виду так называемая «коринфская бронза», высоко ценившаяся знатоками и коллекционерами антиквариата (см. Петроний 50; Плиний Ст. XXXIV § 7-8; Павсаний II 3,3; Плутарх. О прорицаниях Пифии 2).

    6 Считалось, что украшения из такого «камня-змеевика» (draconitis) придают их владельцу магическую неуязвимость и силу (см. Филострат. Жизнь Аполлония Тианского III 8; Плиний Ст. ХХХѴІІ § 158). Ср. В. Я. Пропп. Исторические корни волшебной сказки. Л., 1986, с. 230-231, 290.

    7 Дословно «кругляки» (cylindri), высоко ценившиеся камни правильной продолговатой формы, не требующие дополнительной шлифовки и огранки (см. Ювенал II 61; Плиний Ст. XXXVII § 78 и 113; Геллий VI 2,11; Дигесты Юстиниана XXXIV 2,32 § 9).

    8 См. Быт. 12,15; 20,2.

    9 См. 1 Кор. 11,5.

    10 См., например, Гелиодор. Эфиопика IX 1 (о золотых оковах у эфиопов) и X 26 (о золотых вожжах троглодитов).

    11 См. Ис. 3,18-22.

    12 Намек на многочисленные водопроводы (aquae) в Риме.

    13 «Город» (civitas) и «Рим» (Roma) по-латински — женского рода, что хорошо согласуется с данным эпитетом.

    14 См. Исх. 32,2 сл.

     

    – 425 –




     

     

    Издание:

    Тертуллиан. О женском убранстве // Его же. Избранные сочинения. М., 1994, с. 345-357.

     

    Текст в данном оформлении из Библиотеки христианской психологии и антропологии.

     

     

    Последнее обновление файла: 01.07.2021.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР
    banner
    (код баннера)

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
      Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    4849 3505 745

     

    . .
    . . . . . . . . .
    . . . . . . . . .