. икона распятия Христова . . христианская психология и антропология .

ЦЕНТР
ХРИСТИАНСКОЙ
ПСИХОЛОГИИ И
АНТРОПОЛОГИИ
Санкт-Петербург

. . . . . . . . .
.
"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 
. . .
  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Семёнов В. Е. Социальные ценности, идентичность и полиментальность в современной России (текст)

  • . . ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    .
    .
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА .
    .
    Участники проектов .
    .
    Направления деятельности .
    .
    Публикации, доклады .
    .
    МАТЕРИАЛЫ .
    .
    Библиография .
    .
    Персональная библиография .
    .
    Тематическая библиография .
    .
    Библиотека .
    .
    Библиотека по авторам .
    .
    Библиотека по темам .
    .
    Словарь .
    .
    Проблемное поле .
    .
    Контактная информация .
    .
    .

    Поиск по сайту
     
    .
    . . .

     

    Семёнов Валентин Евгеньевич

    Социальные ценности, идентичность и полиментальность в современной России

     

    В статье в контексте авторской концепции российской полиментальности рассматриваются актуальные проблемы современной России. Это социальная идентичность и поляризация базовых ценностно-ментальных групп, проблемы доверия и согласия в обществе. Анализируются данные эмпирических социологических исследований, выполненных под руководством автора.

    Ключевые слова: социальные ценности, идентичность, полиментальность, базовые российские менталитеты, социальная поляризация, доверие, согласие

     

    То, что происходило в России в 1990-е годы, очень напоминает нравственно-психологическую атмосферу в пореформенной России XIX века, после отмены крепостного права в 1861 году. Великий русский писатель Ф.М. Достоевский выразительно показал нравы того переходного времени в романах "Подросток" и "Братья Карамазовы". В своих тетрадях 1875 года он писал: "Треснули основы общества под революцией реформ, замутилось море. Исчезли и стерлись границы добра и зла… теперь беспорядок всеобщий, беспорядок везде и всюду в обществе, в делах его, в руководящих идеях (которых потому самому нет), в убеждениях (которых потому самому нет), в разложении семейного начала…" [1, с.477]. Разрушение ценностно-нравственных основ, сложившейся в СССР бытовой морали, также привело к аморализации общества, в том числе и к импортированным постперестроечным порокам вроде массовой наркомании и проституции. Появились персонажи подобные "подростку" Достоевского, захваченные мечтой "стать Ротшильдом", создававшие фирмы типа "рога и копыта", осаждавшие чернушно-порнушные видеосалоны и "макдональдсы", а другие – были не способны принять новые реалии жизни, теряли самих себя, превращались в бомжей и исчезали. Смертность превосходила рождаемость, разводы – браки, росла преступность, Массовая культура вестернизировалась и опошлялась, пришла эпоха американского кича, стриптиза и боев без правил. Всё это способствовало расшатыванию национально-культурной российской, русской идентичности.

    В своей перестроечной деятельности власть поступала волюнтаристски и антинаучно, не считаясь с ценностями и нравственными установками, ментальностью российского народа, точнее, с его полиментальностью.

     

    Концепция российской полиментальности

    Считать, что у того или иного народа, населения целой страны только один менталитет – явное упрощение. Тем более, в многонациональной, много конфессиональной, многопартийной стране, где "признается идеологическое многообразие" (Коституция РФ, статья 13). Поэтому автором ещё в 1999 г. было введено понятие полиментальность – множественность менталитетов в социуме [3], в их сложном взаимосуществовании и взаимодействии: от совместимости и индифферентности до острой борьбы и конфликтов. При этом в понимании автора менталитет – это исторически сложившееся групповое долговременное умонастроение, единство (сплав) сознательных и неосознанных ценностей, норм, установок в их когнитивном, эмоциональном и поведенческом выражении.

    В нашей концепции основные российские менталитеты дедуктивно закладываются философскими универсальными категориями-оппозициями: Бог – Идол по вертикали; Коллектив – Индивид по горизонтали:

     

    Схема базовых российских менталитетов

     

    I – православно-российский; II – коллективистско-социалистический (просоциальный); III – индивидуалистско-капиталистический (либеральный); IV – криминально-клановый; V – мозаично-эклектический псевдоменталитет.

     

    Индуктивно менталитеты подкрепляются культурно-историческими и социопсихологическими реалиями, фактами, результатами эмпирических исследований. Типология базовых российских менталитетов была предложена авторомм ещё ранее – в 1994 году и усовершенствована позднее [ 4 ]:

    православно-российский менталитет – имеет тысячелетнюю историю на Руси и в России, активно возрождается с конца 1980-х годов; представляет ценности Бога, Духа, заповедей Христовых, святости, совести, соборности;

    коллективистско-социалистический (просоциальный) – зарождается в крестьянской общине, рабочей артели, партийной ячейке, сформировался за три четверти века в СССР; выражает ценности коллективизма, социальной справедливости, труда на благо общества, утопической веры в коммунизм и вождей, заменившей религию;

    индивидуалистско-капиталистический (либеральный) – возник на Западе, начиная с реформ Петра I появляется в России, где частично сформировался в XIX веке, возрождается (скорее, в одиозном виде) в наше время; репрезентирует ценности индивидуализма, упрощенного рационализма, личного успеха, денег как фетиша ("абсолютной универсалии");

    криминально-клановый – существовал всегда, порожден пороками людей; выражает вульгарный материализм и гедонизм, культ грубой силы и обмана, клановую иерархию, мифологию; в 1990-х годах превратился в России в феномен "великой криминальной революции" (известный кинорежиссер С.Говорухин отрефлексировал его раньше, чем наши социальные ученые).

    Помимо указанных четырех основных менталитетов следует еще назвать менталитеты других конфессий (прежде всего исламский, также активно возрождающийся в последние десятилетия), а также мозаично-эклектический псевдоменталитет как порождение стереотипов "массовой культуры", СМИ, рекламы, сетевых коммуникаций (конгломерат "осколков" указанных основных менталитетов), характерный для времени так называемого постмодерна.

    Замечательное личностно-психологическое воплощение базовых российских менталитетов автор концепции обнаружил в художественных образах романа Ф.М. Достоевского "Братья Карамазовы":

    • глубоко верующий, одухотворённый инок Алёша Карамазов, активно выполняющий миссионерскую, нравственно-миротворческую роль;
    • страстный, мятежный отставной офицер Дмитрий, стихийно взыскующий общественного идеала (советолог Р. Пайпс увидел в нём будущего большевика);
    • рефлексивно-рационалистичный индивидуалист-богоборец Иван;
    • и их брат по отцу маргинал-делинквент, отцеубийца (и вместе с тем ценитель европейского комфорта) Павел Смердяков, психологически зависимый от Ивана.

    Если в советскую эпоху была предпринята попытка кардинального преобразования ментальной российской матрицы, сводя её только к одному ментальному – коллективистско-социалистическому – типу, то в "перестроечное" и, тем более, в наше время эти ценностно-ментальные типы снова явственно обнаруживаются, естественно, изменившись в соответствии с реалиями иной эпохи. Наиболее чётко они прослеживаются в молодёжной среде. Рассмотрим их, памятуя что именно молодёжь определяет будущее любого общества.

    В русле концепции идеальных типов М. Вебера можно дать следующие наименования современных базовых ментальных типажей российской молодёжи: молодой православный человек; молодой "левый" (коммунист или социалист); молодой индивидуалист-прагматик (либерал новой формации); участник "теневых", криминальных сообществ, а также представитель псевдоменталитета с эклектическо-мозаичным умонастроением.

    Конечно, молодой православный человек в России неоднозначен, но в идеале это образованный и энергичный священник или просто светский юноша (девушка), который(-ая) характеризуется искренней верой и соответствующими духовно-нравственными ценностями (стремление соблюдать христианские заповеди и традиции, патриотизм, семья, дети, любовь к отечественной культуре и языку). Такие молодые люди нередко участвуют в различных православных объединениях, движениях и клубах (например, в Санкт-Петербурге это Межвузовская ассоциация духовно-нравственного просвещения "Покров", Александро-Невский союз молодёжи, православный молодёжный клуб "Чайка", клуб "Трилистник" и др.).

    Молодой левый (коммунист/социалист), который исповедует ценности социальной справедливости, солидарности, коллективизма, обычно является членом "левых" партий и движений (Союз коммунистической молодежи, Авангард красной молодёжи, Федерация социалистической молодежи и др.).

    Молодой либерал новой формации – обычно прагматик, направленный на карьерный успех, материальное благополучие, нередко фетишизирующий деньги, поклонник западной массовой культуры и обычно атеист. В силу выраженного индивидуализма представители этого менталитета не отличаются приверженностью к активной общественной деятельности.

    Молодой участник "теневых"/криминальных сообществ. Представители этого менталитета по сравнению с "лихими 1990-ми" годами стали менее активны и заметны и основной характер их деятельности изменился, став более замаскированным и даже отчасти легитимизованным. Это уже не накачанные парни в чёрных кожаных куртках, а, скорее, не очень бросающиеся в глаза "деловые" люди, так сказать, бизнесмены со своеобразной ценностно-моральной сферой. Более заметными стали мигранты, представители этнического криминала.

    И наконец, самый распространённый, псевдоментальный, типаж – это молодёжь с мозаично-эклектическим изменчивым менталитетом, противоречивой идентичностью, своеобразные современные обыватели, не имеющие сформированного умонастроения и мировоззрения. Но это обыватели новой культурно-информационной эпохи, эпохи телевидения, интернета, мобильной связи, всепроникающей психологически изощрённой рекламы, которые непрерывно бомбардируются всевозможной информацией (вербальной, изобразительной, звуковой). Мозаично-эклектический псевдоментальный человек – это порождение современного информационного общества потребления.

    Если базовые менталитеты закладываются и формируются, прежде всего, в семье, в микрогруппах по интересам, в специализированных образовательных учреждениях, в общественных и политических организациях под руководством старших наставников и товарищей, то псевдоменталитет складывается как бы стихийно и плюралистично, но в то же время вполне целенаправленно, ибо современные СМИ формируют и программируют именно потребителя-покупателя товарно-денежной "ярмарки тщеславия и гедонизма".

    Социальные ценности и полиментальность российской молодежи

    Социологические исследования среди российской молодёжи (старшеклассники, студенты, работающая молодёжь) в Петербурге и городах провинции (Мурманск, Тула, Курск, Смоленск, Ярославль, Саратов, Барнаул, Томск, Чита и др.) были выполнены под руководством автора сотрудниками НИИ комплексных социальных исследований методом анкетного опроса в 2010-13 гг. Как и в прежних исследованиях (2001-2009 гг. ) [5; 8 ] главными ценностями молодёжи являются семья, здоровье и друзья (см. табл. 1).

    Таблица 1. Социальные ценности российской молодежи (данные в %)

    Ценности

    Молодежь

    СПб, 2010 г.

    (722 чел.)

    Молодежь провинции, 2010 г.

    (1603 чел.)

    Студенты

    СПб, 2013 г.

    (511 чел.)

    Студенты провинции, 2010 г.

    (837 чел.)

    Семья

    78

    86

    83

    87

    Здоровье

    77

    77

    70

    77

    Друзья

    63

    67

    55

    67

    Интересная работа

    43

    42

    39

    45

    Справедливость

    44

    52

    34

    53

    Деньги

    44

    29

    39

    25

    Вера

    16

    22

    15

    23

     

    Ценности интересной работы и справедливости в провинции оказались выше ценностей денег, а в Петербурге все эти ценности по значимости практически одинаковы. Более половины молодёжи в провинции ориентированы на идеал справедливости и только четвёртная часть – на деньги. И в провинции, и в Петербурге интересная работа является ценностью для менее половины молодых людей. Очевидно, что большинство современной молодёжи ориентировано на свой микромир (семья, здоровье, друзья). Но в провинции молодые люди всё таки более духовно-нравственно ориентированы (справедливость, вера), а в мегаполисе – более прагматичны (деньги).

    Несмотря на то, что замыкает частотную иерархию ценностей вера, как свидетельствуют все наши исследования молодежи и студентов за последние 20 лет, на прямой вопрос "Считаете ли Вы себя верующим, религиозным человеком?" – верующими себя всегда называют более 50% опрошенных. В данных исследованиях верующими себя считают 59% молодежи в Петербурге и 63% молодых людей в провинции (2010 г.), а также, 59% петербургских студентов (2013 г.) и 67% студентов в провинции (2010 г.). Однако, когда приходится выбирать три-четыре ценности из семи главных жизненных ценностей (это специально предлагает наша методика), вера оказывается на последнем месте. Это говорит о поверхностности религиозного сознания молодежи, хотя идентификация с религией, прежде всего православием как безусловной культурно-исторической духовной ценностью России, несомненно существует.

    В нашем исследовании молодёжи мы выявляли и ментально-ценностную направленность молодых людей. Поэтому в анкетном опросе учащейся и работающей молодежи Петербурга в 2010 году и петербургских студентов в 2013 году на вопрос "Какое общество Вы хотели бы построить в России?" можно было выбрать одновременно не более двух вариантов ответов из шести, которые попарно определяли три базовых менталитета в нашей типологии (православно-российский, коллективистско-просоциальный и индивидуалистско-либеральный). Неожиданно, вариант "общество потребления и комфорта" получил меньше всего сторонников (21% в 2010 г. и 14% в 2013 г.). И это при том, что данная характеристика общества уже многие годы усиленно рекламируется и внушается СМИ (см. табл. 2). Результаты исследования показывают, что молодежь в целом всё-таки чаще придерживается духовно-нравственных и просоциальных ценностей, чем индивидуалистско-либеральных.

    В контексте авторской концепции полиментальности эти данные свидетельствуют о том, что большее количество выборов студенческой молодежи выражают коллективистско-просоциальный менталитет ("общество социальной справедливости" плюс "общество честных людей труда"), а среди всей молодежи на первом месте оказывается православно-российский менталитет ("общество веры и любви к ближним" плюс "общество правды и добра"). Таким образом, превалируют элементы просоциального и православного самосознания.

    Таблица 2. Характеристики общества, которое хотела бы построить петербургская молодежь (в %)

    Ментально-ценностная направленность (варианты ответов)

    Студенты СПб

    2013 г.

    (511 чел.)

    Условный суммарный процент

    Молодежь СПб, 2010 г..

    (722 чел.)

    Условный суммарный процент

    Общество социальной справедливости

    38

    55

    40

    75

    Общество честных людей труда

    17

    35

    Общество правды и добра

    27

    48

    41

    77

    Общество веры и любви к ближним

    21

    36

    Общество личной свободы и бизнеса

    37

    51

    41

    62

    Общество потребления и комфорта

    14

    21

             

    Рассмотрим одну из важнейших традиционных духовно-нравственных составляющих российской, русской идентичности – патриотизм и его место в молодёжной среде (см. табл. 3).

     

    Таблица 3. Соотношение патриотов и не-патриотов среди российской молодёжи (в %)

    Личностные ориентации

    Молодёжь СПб, 2014 г. (1512 чел.)*

    Молодёжь СПб, 2010 г. (377 чел.)

    Молодёжь городов провинции, 2010 г. (1603 чел)

    Патриоты

    50

    41

    53

    Не-патриоты

    29

    28

    21

    Затруднились ответить

    21

    31

    26

    * Автор был консультантом и аналитиком данного исследования, проведённого студентами-журналистами и молодыми сотрудниками петербургского молодёжного журнала "Пять углов" (Пять углов, 2014, № 5, с.3).

     

     

    Первое, что бросается в глаза при анализе таблицы – это то, что очень много затруднившихся ответить. Это означает, что респонденты не могут дать однозначный ответ на этот вопрос или им не хочется отвечать откровенно. В любом случае с оценкой своего патриотизма у молодых людей возникают психологические проблемы. Удивляться не приходится, потому что ещё с конца 1980-х годов постоянно осуществляется антипатриотический информационно-психологический прессинг на россиян. Пересмотр и негативная переоценка истории России, её исторических деятелей, событий и побед, перестроечная реальность с её бесконечными трагедиями и катастрофами, снижением рождаемости, военными конфликтами, нищетой и вопиющим социальным неравенством, а ещё "великая криминальная революция". В этой деморализующей атмосфере росла наша молодёжь, одновременно "облучаемая" красивыми картинками дальнего зарубежья на экранах кинотеатров, телевизоров и компьютеров. Затем бытовая рекламная американизация или "макдональдизация" общества, как назвал этот процесс социолог Дж. Ритцер [2, с.497-498 ], формирование "общества потребления" с реалиями которого на Западе Россия конкурировать не могла. Всё это и породило так много не-патриотов среди молодёжи.

    Опрос 2014 года показал, что жертвовать личными интересами ради общества готовы лишь 18% молодых людей, 15% считают, что патриотизм – устаревшее понятие. Молодые видят патриотов в основном среди старшего поколения (76%) и военнослужащих (48%), но совсем редко – среди депутатов и чиновников (6%) и предпринимателей (3%), а также (самокритично) и среди студентов (10%). Прежние институты социализации и патриотического воспитания (школа, СМИ, известные личности) утратили значение для молодёжи. Как свидетельствует опрос, ныне главными источниками воспитания патриотизма выступают семья (45%), литература и кино (33%) и достижения страны (45%), причём, не виртуальные, а реальные – в промышленности, науке, технике, и т.д. Известных личностей, которые влияют на воспитание патриотизма, назвали только 7,5% опрошенных молодых людей. К десяти чаще всего упоминаемым (по убыванию) относятся: В. Путин, И. Сталин, Ю. Гагарин, А. Пушкин, Пётр I, А. Суворов, М. Ломоносов, М. Кутузов, П. Столыпин и Г. Жуков.

    Данные проведённых исследований ценностей российской молодежи свидетельствуют об их противоречивости в сознании молодых людей. Тем не менее, можно сделать вывод о имеющемся позитивном духовно-нравственном потенциале более половины нашей молодёжи. Такие духовно-нравственные ценности, как семья ( в первую очередь ) , друзья, справедливость, присущи большинству представителей молодёжи. В то же время, только меньшинство молодёжи считают деньги и потребление приоритетными жизненными ценностями. Но, вместе с тем, менее половины молодых людей ориентировано на интересную работу (в советское время эта ценность была ведущей наряду с семьёй ), что свидетельствует о снижении творческой активности современной молодёжи. И самое главное –только половина молодых считает себя патриотами России. А это значит, что у другой половины молодежи -- настоящей российской идентичности просто нет. И это, по-настоящему, серьезная проблема, требующая переориентации всей работы по социализации и воспитанию. Героями времени должны стать не деятели шоу-бизнеса и "идолы потребления", а настоящие герои труда и созидания, патриоты, а не космополиты. Без утверждения принципов социальной справедливости настоящего патриотизма не бывает.

     

     

    Социальные ценности населения, доверие и согласие в контексте российской полиментальности

    В этом разделе будут использованы, прежде всего, данные репрезентативного исследования взрослого населения Петербурга, проведённого в 2013 году сотрудниками НИИКСИ факультета социологии СПбГУ ( выборка 1207 человек, от 18 лет). Начнём с рассмотрения жизненных ценностей петербуржцев в целом и по трём возрастным группам – молодёжь 18-29 лет, люди среднего возраста 30-59 лет и пожилые люди 60 лет и старше (см. табл. 4).

     

    Таблица 4. Социальные ценности петербуржцев (в %)

    Ценности

    Возрастные группы

    В целом по выборке, 2013г. (1207 чел.)

    В целом по выборке, 2001г.   (723чел.)

    18-29 лет

    30-59 лет

    60 лет и старше

    Семья

    86

    81

    64

    78

    67

    Здоровье

    55

    66

    63

    62

    63

    Друзья

    43

    23

    28

    29

    33

    Интересная работа

    35

    29

    16

    27

    34

    Справедливость

    23

    26

    32

    27

    29

    Вера

    11

    19

    19

    17

    16

    Деньги

    23

    13

    8

    14

    31

     

    Из таблицы видно, что по-прежнему, как и в 2001 году, ценности семьи и здоровья остаются главными и вне конкуренции, причём во всех возрастных группах. При этом ценность семьи выросла (с 67 до 78%), а ценность денег уменьшилась (с 31 до 14%). Более высоким среди возрастных групп остаётся значение ценности денег для молодежи, что объясняется не только естественными причинами, но и "духом капитализма", "золотого тельца", в котором выросла молодёжь. Так, у людей среднего возраста (кормильцев семьи), даже у 30-39-летних, ценность денег значительно ниже (30-39-летние – 15%, 40-49-летние – 15%, 50-59-летние – 10%, по сравнению с 23% у тех, кто моложе 30 лет).

    Ценность интересной, то есть в той или иной мере творческой, работы даже среди молодёжи является значимой только для третьей части молодых петербуржцев. Но во всех возрастных группах эта ценность важнее для большего числа людей, чем деньги.

    Справедливость в данном исследовании относится к числу средне развитых ценностей, тем не менее, она высоко значима для каждого четвёртого молодого и для каждого третьего пожилого человека.

    Впервые за более чем 12-летний цикл исследований НИИКСИ ценность веры превысила значимость денег, хотя это, может быть, на уровне статистической ошибки. Как и в случае ценностей молодёжи (см. наш комментарий к табл. 1), вера при выборе трёх-четырёх ценностей из семи оказывается на последнем, в данном случае, предпоследнем, месте. Однако, как и у молодых, при прямом вопросе о религиозности, ситуация сильно меняется. В данном случае верующими себя назвали 63% петербуржцев (55,5% отнесли себя к православию, 7,5% – к иным конфессиям). Для сравнения: по результатам репрезентативного исследования НИИКСИ в 1995 году (выборка 1100 чел.) религиозными себя считали 61% петербуржцев (православные – 57,5%, иные конфессии – 3,5%) [8, с. 190].

    Таким образом, семья остаётся главной духовно-нравственной ценностью петербуржцев, как и всего населения России. Ценности справедливости и веры находятся в более имплицитном, латентном состоянии, но, несомненно, могут проявляться весьма активно, как это было во время многотысячных крестных ходов в Петербурге или во время борьбы петербуржцев против 400-метровой "башни Газпрома", которая, по мнению горожан, неизбежно испортила бы классически гармоничный облик города.

    Если семья, здоровье и – в меньшей мере – друзья являются ценностями для всех типов российских менталитетов, то вера, справедливость и деньги, скорее, дифференцируют, отличают друг от друга менталитетные группы. В нашем исследовании мы выявляли ментально-ценностную направленность респондентов таким же вопросом, как и в исследованиях молодёжи (см. табл. 2): "Какое общество Вы хотели бы построить в России?". Однако, так как методом исследования было телефонное интервью, а не анкетирование, мы использовали не шесть вариантов ответов (по два на каждый тип менталитета), а три (см. табл. 5).

     

    Таблица 5. Общество, которое хотят построить петербуржцы (в %)

    Ценностные типы общества

    Возрастные группы

    В целом по выборке, 2013 г. (1207 чел.)

    18-29 лет

    30-59 лет

    60 лет и старше

    Общество честных людей труда

    43

    41

    57

    45

    Общество веры и любви к ближним

    27

    35

    25

    31

    Общество потребления и комфорта

    20

    9

    1

    9

    "Другое" и затруднились ответить

    10

    15

    17

    15

     

    Данные этой таблицы показывают, что почти половина (45%) респондентов выбирают "общество честных людей труда", почти каждый третий (31%) респондент – "общество веры и любви к ближним" и почти каждый десятый (9%) – "общество потребления и комфорта". Основные ценностные посылы, ассоциации, значимые слова в определениях желаемого общества в личном интервью выражают и символизируют менталитеты: коллективистско-просоциальный ("труд" как главная ценность, "люди труда" ассоциируются с трудовым коллективом, "честность" как символ общественной морали); православно-российский ("вера" ассоциируется с Богом, "любовь к ближним" – прямая заповедь, то есть символически в этой формулировке предъявлены две главнее христианские заповеди-ценности) и индивидуалистско-либеральный ("потребление" и "комфорт" – то, что последнюю четверть века внушают прямолинейно или более-менее психологически изощрённо большинство российских СМИ и рекламных агентств; то, что высмеивалось в фантастических антиутопиях О.Хаксли, Р.Брэдбери и братьев Стругацких) .

    Очевидно, что мощный многолетний рекламно-информационный прессинг ("брейнвошинг") в определённой мере влияет на молодёжь, которая, собственно, и выросла в этой квазирыночной вульгарно-потребительской атмосфере "макдональдизации". Поэтому каждый пятый молодой человек выбирает "потребление и комфорт". Но только каждый пятый.

    Фактически ХХ век породил грандиозный духовно-нравственный кризис, который социологически и социально-психологически охарактеризовал и осмыслил в своих работах П.А.Сорокин, сначала как социалистическую революцию в России, а затем как "кризис нашего времени" в США и других капиталистических странах Запада [10;11]. Наша страна оказалась в обоих этих кризисах. Первый – был атеистическо-материалистической ломкой православной ценностно-нормативной системы, культуры и психологии (фактически, русской идентичности), но при этом общинно-соборный и нестяжательно-нравственный русские архетипы были частично сохранены в идеологии коллективизма и социалистической морали в СССР. Второй кризис, разразившийся в 1980-90-х годах, продолжается и по сей день, разрушая коллективистско-просоциальную ментальность и пытаясь повсеместно внедрить индивидуалистско-либеральную (прозападную) ценностно-нормативную систему и идентичность во главе с "религией денег". Однако и этот кризис был скорректирован, на сей раз, возрождением православия и его ценностей в России с конца 1980-х годов (1988 – год тысячелетия православия на Руси). Помимо множества исследований об этом свидетельствует и всероссийский репрезентативный опрос (2014 г.), проведенный ФОМ. "Православие необходимо России" – ответили 74% респондентов, с таким мнением согласны и 65% представителей ислама.

    В соответствии с законом поляризации П.А. Сорокина [10; 11], нравственная дифференциация происходит и в современном российском обществе. Именно в кризисном обществе усиливается поляризация, разделение членов социума на две социальные группы с противоположными жизненными ценностями и нормами поведения. В контексте нашей концепции российской полиментальности в настоящее время группе с индивидалистско-либеральным менталитетом противостоят сближающиеся между собой группы представителей православного и коллективистско-просоциального менталитетов. В частности, по данным наших исследований в Петербурге и городах провинции, "православных" и "коллективистов", по сравнению с "либералами", объединяет значимо большее количество людей среди них, ориентированных на ценности справедливости и веры, на патриотизм и нравственные нормы, на добровольческую, волонтёрскую деятельность и одновременно в этих группах – меньшее число людей, ориентированных на деньги. Последняя ориентация характерна как раз для представителей индивидуалистско-либерального менталитета.

    В связи с явлением поляризации обостряется и проблема социального согласия и доверия в обществе. Данной проблемой российские психологи и социологи озаботились позднее западных, только в 1990-х годах. Это понятно, так как на уровне межличностных отношений и общения доверие не являлось в советское время такой острой и актуальной проблемой, как ныне в квазикапиталистическом обществе (см. табл. 6)

     

    Таблица 6. Время, в которое, по мнению петербуржцев, было больше всего согласия и доверия между людьми (%)

    Исторические периоды

    Возрастные группы

    В целом по выборке, 2013 г.

    (1207 чел.)

    18-29 лет

    30-59 лет

    60 лет и старше

    Россия XIX века

    23

    11

    8

    13

    СССР, 1960-е гг.

    53

    73

    81

    70

    Современная Россия

    12

    5

    2

    6

    Затрудняюсь ответить

    12

    11

    9

    11

     

    Таблица показывает, что во всех возрастных группах по доверию лидирует советское время, а наши дни на последнем месте. Вместе с тем молодые люди, выросшие в постсоветские годы, уже менее оптимистично воспринимают время своих отцов и дедов, но весьма критичны и к своей эпохе. Безусловно, старшие поколения идеализируют советское общество по известному психологическому принципу "что пройдет, то станет мило" (А.С. Пушкин), однако ностальгия по отношениям доверия между людьми и гораздо большему равенству в СССР ныне совершенно очевидна. Простые повседневные наблюдения свидетельствуют не в пользу атмосферы доверия в наши дни: повсеместные решетки на окнах нижних этажей, металлические двери, видеокамеры слежения, массовая профессия охранника, применение "детектора лжи" в различных организациях, утаивание значимой информации от коллег по работе, отчуждение между работниками и начальством, самые разнообразные (порой изощренные) мошенничества, электронные коды и пароли, обязательные досмотры на транспорте, участившиеся бесчеловечные поступки по отношению к близким родственникам, непредсказуемые наркоманы, педофилы, "тролли" и фальшивые персонажи в интернете, недавние банкротства и обманы в целом ряде турфирм и т.д.

    Это негативные явления, отражающие и способствующие недоверию на бытовом уровне – "по горизонтали", а ещё есть проблемы недоверия "по вертикали", прежде всего, к различным социальным, государственным институтам. Как свидетельствуют репрезентативные социологические исследования [7; 9], свыше 50% населения доверяют только Президенту и Русской Православной Церкви, остальным институтам доверяет меньшинство (особенно суду, полиции, крупному бизнесу, политическим партиям, СМИ).

    Опрос молодёжи в конце 2014 года (опрошено 2376 чел. в соцсетях и на улицах города), проведённый студентами-журналистами и юными корреспондентами молодёжного журнала "Пять углов" (автор был консультантом и аналитиком исследования), показал, что и в этом случае Президент и РПЦ были на первых местах, правда, вариант ответа "не доверяю никому" уже достиг 42%, а доверие чиновникам и политикам опустилось до 2 и 3% (см. "Пять углов", 2015, январь, №1, стр.2-3). Это не может не тревожить, тем более в современной, очень непростой для нашей страны ситуации.

    Почему нарастает недоверие в обществе? Ответы можно найти, анализируя данные наших исследований. Во-первых, постоянное сетование респондентов на одни и те же проблемы: коррупция, низкий уровень доходов (зарплата, пенсии), недоступность, дороговизна жилья, социальная несправедливость, неравенство, состояние окружающей среды (экология), обилие мигрантов, состояние промышленности, трудоустройство, наркомания, алкоголизм… Проблемы не решаются или решаются очень медленно. Во-вторых, противоречивые действия власти, безнравственные поступки её представителей, расхождение слов и дел, аморальное, провокационное содержание СМИ, "зомбирование" аудитории экстрасенсорикой и мистикой. Либеральное меньшинство имеет большинство (эксплицитное и имплицитное) в СМИ, особенно на телевидении и радио, на протяжении уже почти 25 лет. Как свидетельствуют наши наблюдения программ телевидения, там царит некий "вассально-конформистский контент": преобладание американского кино и музыки, западные и собственные сериалы, сделанные по западным стандартам, ток-шоу и юмористические программы опять же повторяющие американское комикование, вестернизированная реклама с соответствующей мотивацией и атрибутикой, с соотношением 95 и 5% между коммерческой и социальной рекламой. Воспитательная функция СМИ просто атрофировалась, достаточно ознакомиться с содержанием молодежных каналов – ТНТ, Ю, "Пятница", в которых действительно готовят гламурных гедонистов-потребителей "ярмарки тщеславия", постоянно попирая элементарную этику человеческих отношений. Вместе с тем программам с традиционными русскими ценностями, народной музыке молодых коллективов, серьёзным глубоким (не провокационным и скандальным) спектаклям и фильмам на телевидение дорога закрыта. Публику много лет приучают к бесконечной "развлекухе", юмору "ниже пояса", культу вульгарной "попсы". Но национальная ментальность оказывается достаточно устойчивой. Репрезентативные опросы в Петербурге, проведенные сотрудниками НИИКСИ под руководством автора в 2001 – 2013 гг., свидетельствуют: за нравственный контроль над содержанием телевидения и рекламы выступает от 73% населения в 2001г. до 86% в 2013г., причем среди молодежи до 30 лет – соответственно от 62 до 78% . Настоятельной задачей становится выправление дисбаланса между отражением менталитета большинства российских граждан и преувеличенным самовыражением либерально-прозападного меньшинства, прежде всего на телевидении, но и в других СМИ. Для этого необходима только властная политическая воля, чтобы поддержать желание населения.

    Очевидно, что кроме извечного противостояния законопослушных граждан и криминалитета, существуют проблемы в сфере социального согласия и социально-психологической совместимости между другими представителями базовых российских менталитетов. В своё время это была идейная борьба между "почвенниками" и "западниками", затем уже физическая борьба, перешедшая в гражданскую войну между "белыми" и "красными". Ныне возникают и более сложные противоречия между условно говоря "белыми" (традиционалистами), "красными" (социалистами) и "голубыми" (либералами) – практически между представителями трёх базовых российских менталитетов и идентичностей В наше время, прежде всего, представители православного и коллективистско-просоциального менталитетов являются патриотами своей страны, а представители индивидуалистско-либерального менталитета часто не считают себя патриотами. При этом очевидно, что к не-патриотам, прежде всего, принадлежит молодёжь (см. табл.7), которая формировалась в перестроечные и пост-перестроечные годы.

     

    Таблица 7.Петербуржцы, считающие и не считающие себя патриотами (в %)

    Патриотизм

    Возрастные группы

    В целом по выборке, 2013 г. (1207 чел.)

    18-29 лет

    30-59 лет

    60 лет и старше

    Патриоты

    62

    77

    78

    74

    Не-патриоты

    33

    18

    17

    21

    Затрудняюсь ответить

    5

    5

    5

    5

     

     

    Выход из создавшихся ценностно-ментальных противоречий может быть найден в некоем духовно-нравственном прозрении и консенсусе. В рациональном для одних и эмоциональном для других постижении жизни, мира и справедливости как высших ценностей, из которых и происходит социальное согласие. Даже морально индифферентные люди должны понять, что иначе всех, и их в том числе, ожидает конфликт, столкновение и, в худшем случае, в конце концов, взаимоуничтожение. Украинские события настоятельно напоминают об этом.

    Примеры согласия представителей базовых российских менталитетов (конечно, за исключением криминального) имеются. Например, в совместных выступлениях петербуржцев против строительства в близком к центру города месте, напротив Смольного собора (высота 92 метра), дисгармонично агрессивной (некий "штык в небо") сверхвысокой башни "Газпрома" (свыше 400 метров), в которых приняли участие и либералы, и "левые", и христиане (по крайней мере, половина всех участников – молодёжь). Ценность гармонии, классической красоты города восторжествовала. А ведь, рассуждая философски, гармония – это и есть наглядно выраженная справедливость, согласие, а социальная несправедливость – та же дисгармония, порождающая хаос и конфликт.

     

    * * *

    Как вообще достичь компромисса между представителями разных менталитетов в полиментальном российском обществе, тем более доверия и социального согласия между этими группами? Как показывают наши исследования, противостоящие группы имеют общие ценности-универсалии: семья, здоровье, друзья, Одновременно их разделяет разное отношение к ценностям веры, справедливости и денег. Что здесь можно сделать? Какой психологический тренинг, проповедь откроет им глаза? Как добиться понимания и признания, что российскому большинству чужды вульгаризированные либеральные ценности, навязывание содомизма и фетишизации денег? И что у большинства тоже есть свои права, которые и называются демократией? Социальный мир полиментален и с этим необходимо считаться. Миру, сведенному к одному менталитету, грозит социальная энтропия. Однополярный и однополый мир ни физически, ни психологически невозможен. Однако, мир ещё и иерархичен. И потому в каждом обществе есть основопологающая ментально-культурная группа и её деятели, которые заслуживают адекватного и уважительного отношения. Неслучайно, именно представители русской культуры А.И. Солженицын, Д.С. Лихачев, В.Г. Распутин ещё в советское время предупреждали о надвигающейся духовно-нравственной катастрофе в стране. Позднее, когда стал возможным доступ к СМИ, со своей страстной проповедью добра и любви, обличением зла выступили иерархи Русской православной Церкви – Патриарх Алексий Второй и митрополит Иоанн.

    Наше репрезентативное исследование, проведенное в апреле 2013 года, впервые зафиксировало тот факт, что петербуржцы по-настоящему глубоко восприняли и поняли значение духовно-нравственных факторов. Отвечая на вопрос: "Что более всего будет способствовать позитивному развитию российского общества?" – они на первое место поставили не "экономическую модернизацию" (28%), а "духовно-нравственное воспитание молодежи" (51%)! Действительно, какой может быть расцвет экономики при разгуле коррупции и безнравственности (на что указали 50% опрошенных). И ещё петербуржцы (72%) отмечали необходимость введения прогрессивной шкалы налогов в зависимости от доходов граждан как необходимое условие социальной справедливости.

    Результаты анализа современной ситуации в нашем российском обществе в очередной раз приводят к пониманию ключевой, системообразующей роли духовно-нравственных факторов, необходимости соответствующего воспитания молодежи. Поэтому главным национальным проектом в стране должен стать реальный (не виртуальный) проект "Духовно-нравственное преображение России и построение в ней общества социальной справедливости". Без подобного проекта невозможны ни патриотическая идентичность, ни настоящее общественное согласие и развитие.

     

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

    1. Достоевский Ф. М. Собрание сочинений. В 10-и т. Т. 10. М., 1958.
    2. Ритцер Дж. Современные социологические теории. 5-е изд. СПб., 2002.
    3. Семёнов В. Е. Российская полиментальность и умонастроения современной молодежи // Молодежная политика ХХ1 века: стратегия выбора (материалы Всероссийской научно-практической конф.). СПб., 1999. С. 35-37.
    4. Семёнов В. Е. Типология российских менталитетов и имманентная идеология России // Вестник С.-Петерб. ун-та. Сер. 6. 1997. Вып. 4. С. 59-67.
    5. Семёнов В. Е. Ценностные ориентации современной молодежи // Социологические исследования. 2007. № 4. С.37-43.
    6. Семёнов В. Е. Российская полиментальность и социально-психологическая динамика на перепутье эпох. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2008.
    7. Семёнов В. Е. Будущее России в контексте российской полиментальности
    8. // Современный российский консерватизм. М., 2011. С. 117-130.

    9. Семёнов В. Е. Духовно-нравственные ценности и воспитание как важнейшие условия развития России // Психологический журнал. 2011. № 5. С. 92-96.
    10. Синелина Ю .Ю. Динамика религиозности россиян (1989-2012) // Социология религии в обществе позднего модерна (материалы 3-й международной научной конф.). Белгород. 2013. С. 324-343.
    11. Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.
    12. Сорокин П. А. Американская сексуальная революция. М., 2006.

     

     

    Valentin E. Semenov

    Director of the ICSR of Faculty Sociology,

    Saint-Petersburg State University

    Sc. D. (psychology), professor

     

    SOCIAL VALUES, IDENTITY AND POLYMENTALITY IN MODERN RUSSIA

    The article presents the actual problems of contemporary Russia in the context of the authors conception of the Russian polymentality, such as social identity and polarization of the basic value-mental groups; the issues of trust and consensus in the society. The empirical data of a number of social research carried out under the guidance of the author are being analyzed.

    Key words: social values, identity, polymentality, basic Russian mentalities, social polarization, trust, consensus.

     

     

    Издание:

    Семёнов В. Е. Социальные ценности, идентичность и полиментальность в современной России // Национально-культурная идентичность в современной России: истоки, особенности, перспективы. СПб.: Алетейя, 2015, с. 117-136.

     

    Текст с сайта www.xpa-spb.ru (с персонального разрешения автора).

     

     

    Последнее обновление файла: 15.04.2019.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР
    banner
    (код баннера)

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
      Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3580 2511 702

     

    . .
    . . . . . . . . .
    . . . . . . . . .