. икона распятия Христова . . христианская психология и антропология .

ЦЕНТР
ХРИСТИАНСКОЙ
ПСИХОЛОГИИ И
АНТРОПОЛОГИИ
Санкт-Петербург

. . . . . . . . .
.
"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 
. . .
  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Коржевский Вадим иерей. О суждении и осуждении (текст)

  • . . ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    .
    .
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА .
    .
    Участники проектов .
    .
    Направления деятельности .
    .
    Публикации, доклады .
    .
    МАТЕРИАЛЫ .
    .
    Библиография .
    .
    Персональная библиография .
    .
    Тематическая библиография .
    .
    Библиотека .
    .
    Библиотека по авторам .
    .
    Библиотека по темам .
    .
    Словарь .
    .
    Проблемное поле .
    .
    Контактная информация .
    .
    .

    Поиск по сайту
     
    .
    . . .

     

    Коржевский Вадим иерей

    О СУЖДЕНИИ И ОСУЖДЕНИИ

     

    Нед. 5 по Пятидесятнице. Пятница. Зач. 130 (1Кор. 4; 5-8)

     

     

    Не судите никак прежде времени, пока не придет Господь (1Кор. 4;5). Такую заповедь возвещает нам сегодня, братья и сестры, апостольское слово. Что же следует из этого заповедания? Никого, никогда и ни в чем не судить? А как же тогда возможно будет с соблюдением этого условия исполнить другую заповедь того же Апостола, данную его возлюбленному ученику: «Согрешающих обличай перед всеми» (1Тим. 5;20). При поверхностном взгляде на вопрос возникает явное противоречие, ибо невозможно, не пользуясь природной способностью суждения, отличить и отделить зло от добра, обличая его перед всеми? Но точно такое же «противоречие» можно усмотреть и в словах Спасителя, когда Он говорит: «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7;1), но в то же время: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его» (Мф. 18;15). Кажущееся противоречие в высказываниях возникает от явного непонимания сокрытого в них смысла. А смысл вышеприведенных высказываний раскрывается следующими словами Божественного Откровения: «Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: «дай, я выну сучок из глаза твоего», а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Мф. 7; 3-5). Если же кому-то и это изречение кажется недостаточно ясным, то мы постараемся его сейчас пояснить.

    Слово Божие в принципе не запрещает производить суд. Оно требует только того, чтобы суд был праведным  (Ин. 7;24). «Горе вам, – говорит Господь фарисеям, – что нерадите о суде» (Лук. 11;42). По изъяснению отеческому здесь речь именно о суде, правом, ибо судом неправым фарисеи судили постоянно.1 Превратный суд, как сказал о том еще пророк Аввакум, происходит оттого, что нечестие преобладает над праведностью (Аввак. 1;4). Следовательно, там, где всем заправляет нечестие нельзя ожидать правильности в суде. Его неправильность свидетельствуется  тем, что от внимания неправедно судящего уходит существенное; несущественное же и мелочное выходит на первый план и преследуется со всей строгостью Закона. Говоря образно, начинается отцеживание комара с одновременным пожиранием верблюда (Мф. 23;24) и изъятие едва заметной порошинки из нежного глаза ударами тяжеловесных бревен.2

    Но что именно Священное Писание называет бревном в глазу (Мф. 7;3)? Чтобы узнать, что Оно разумеет под бревном, надо сначала узнать о каком глазе идет речь. Подсказкой сему будет следующее изречение Священное Писания: «Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно» (Мф. 6; 22-23). О каком оке и каком теле здесь говориться? Конечно же, о душевном, ибо характер речи здесь приточный. Оком душевным именуется разум, а телом вся его деятельность его.3 Причем, не просто деятельность, а деятельность внешняя, являемая перед взорами внешнего, чувственного мира. Как видно из изречения, составляемый образ внешней деятельности несет на себе свойства самого разума. Если разум чист, то и образ жизни человека таков же; если же разум нечист, то нечист и являемый взору мира образ жизни человека в целом.

    Чем же обуславливается нечистота мысленного ока души? Глядя на око телесное, можно сделать ряд наведений относительно ока душевного и предположить, что как для правильного функционирования телесного ока необходимы, по крайней мере, три вещи: его собственная неповрежденность и целесообразное движение, чистота пространства между ним и созерцаемым предметом, а также свет, освещающий зримый объект,4 так и для мысленного ока душевного потребны: «ум совершенный, целесообразное его движение и устремление или созерцание, как уздою, страхом Божиим удерживаемое на едином, чтобы не переходило от него к неуместным воображениям, и чистый мысленный воздух, который бы освещаем был истинным светом, просвещающим всякого человека, вступающего в мир добродетелей».5

    Исходя из этого, мы теперь можем понять, что бревном, находящимся в глазу, является что-то такое, что находится между зрительной силой ума и зримым им объектом, закрывая своей плотностью и непроницаемостью то, что силится увидеть мысленное око души человеческой.

    Что же такое может находиться в мысленном пространстве душевного ока, что по свойству своей дебелости и непрозрачности не дает зрительной силе видеть предметы в их истинном виде и существе. Ни что иное, как страсти, которые «суть как бы твердая какая сущность; они занимают середину между светом и созерцанием, и препятствуют при созерцании различать разнообразие вещей».6

    А так как упоминаемое в Евангелии бревно находится внутри ока, то можно смело заключить, что оно представляет собой страстное состояние ума или точнее являемый страстным умом образ мыслей. Таким образом, бревно в глазу – это страстный образ мыслей, затрудняющий ясное восприятие действительности и отбрасывающий от себя на все находящееся перед собой мрачную тень злобы. От этой тени грех ближнего увеличивается в размерах настолько, насколько велика тень, отбрасываемая бревном на сучек.

    Очевидно, ум имеющий такой образ мыслей не может произвести правильного суждения  о воспринимаемой им действительности и пока в его глазу бревно ему запрещается судить  (Мф. 7;1). Во всяком случае, св. Иоанн Златоуст утверждает, что «Спаситель не всем без исключения запрещает производить суд над грехами, но тем только, которые сами исполнены бесчисленных грехов».7

    Впрочем, не потому только запрещается производить суд над грешниками, что он неправилен и полагает известную меру нашего осуждения (Мф. 7;2), но еще и потому, что он производит несоответственные действительности меры исправления осужденного. Чтобы знать, как вынуть сучек из глаза осужденного грешника, надо прежде вынуть бревно из собственного глаза (Мф. 7;5). При наличии бревна, осуждающий не применет воспользоваться им при обличении согрешающего, не замечая того, что «поражая своим бревном согрешающего ближнего, всегда смущает его, нередко губит, никогда не приносит и не может принести пользы».8 И причина такого действия в том, что обличающий бьет грешника, не отделяя грех его от него самого, не замечая того, что грех не присущ ему, как не присуща болезнь больному. «По-видимому ты, – говорит св. Исаак Сирский, обращаясь к человеку строго судящему грех, – обнаруживаешь ревность свою против чужих недугов, а в действительности свою душу лишил здравия. Поэтому заботься лучше о здравии своей души. Если же желаешь врачевать немощных, то знай, что больные более нужды имеют в попечении о них, нежели в порицании».9

    Достойно примечания и то, что после удаления бревна из глаза, т.е. после освобождения от страстного устроения умственного, «недостатки и погрешности ближнего начинают казаться весьма маловажными, как искупленные Спасителем и удобно врачуемые покаянием – те самые погрешности и недостатки, которые плотскому разуму казались необъятно великими и важными. Очевидно, что плотское мудрование, будучи само бревном, придавало им такое огромное значение».10

    Исходя из этого, надо всячески стараться сдерживать порождаемую страстным устроением ума и сердца ревность, выражающуюся в более или менее жестком осуждении и обличения ближних в их нравственных погрешностях. По самому характеру своему, это не та ревность, которая присуща была Спасителю и Его истинным последователям. Разница в том, что как сам Спаситель, так и святые Его, «если обличали согрешающих и нечестивых, то обличали по повелению Божию, по обязанности своей, по внушению Святаго Духа, а не по внушению страстей своих и демонов».11

    Если же сравнить суд праведника с судом грешника, то разница между ними заключается в том, что суд праведника в глазах грешника  оказывается не осуждением преступника, а его оправданием. И случается это потому, что Бог не послал Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него (Ин. 3;17). И весь суд нынешнего века состоит лишь в том, что свет пришел в мир (Ин. 3;17), являя взору каждого свои собственные дела, а не дела сторонних. Время же суда за являемые дела еще не настало и посему советуется никого не осуждать прежде этого времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения перед всеми и воздаст каждому по делам его (1Кор. 4;5).

    Исходя из всего вышеизложенного, мы «должны употреблять все старание вовсе никого не осуждать, ни явную блудницу, ни грешников, ни людей бесчинных, взирать же на всех с простодушным произволением, чистым оком, чтобы обратилось человеку как бы в нечто естественное и непременное — никого не уничижать, не осуждать, никем не гнушаться и не делать различия между людьми».12 Ведь мы за видимой внешностью дел не видим внутренних расположений, производящих дела или следующих за делами. Кто же сподобился, вследствие пришествия Господня в душу и действия Его благодати, увидеть не только свою, но и «душу ближнего, хотя не самое существо ее, но в каком она находится устроении и каковы ее расположения и чувствования»,13тот той же благодатью побуждается не к произнесению строгого и окончательного приговора, ибо время для этого еще не настало, а к обличению, т.е. открытию и явлению наружу сокрытого во тьме греховной с целью исправления, избавления и спасения.14 Таковой не станет метать каменных слов осуждения в грешника, стараясь о побиении его и оправдываясь Законом Справедливости (Ин. 8; 4-5), но постарается исправить его духом кротости и любви (Гал. 6;1), ибо «в том состоит чистота сердца, чтобы, видя грешников, или немощных, иметь к ним сострадание и быть милосердым».15

    Если же мы прежде пришествия Господня желаем осуждать с пользою для души своей, то объектом нашего немилосердного осуждения изберем не кого-либо стороннего, а себя лично. «Никто тебя не обвинит, – говорит св. Иоанн Златоуст, – если ты будешь осуждать сам себя».16 Более того, если мы не будем осуждать сами себя, то есть опасность оказаться обвиненным от Бога в день всеобщего Суда.

    Итак, воспрещается не осуждать, а «нерадеть о собственных грехах и восставать против чужих»,17 и худо не то, чтобы сучек в глазе брата своего видеть, а то, чтобы бревна в своем глазе не замечать. Увидь бревно в своем глазу и вынь его, а потом увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего (Мф. 7;5). Аминь.

     

     

    [1] Блаж. Феофилакт Болгарский. Благовестник. Евангелие от Матфея. Скит. 1993. С. 107.

    [2] Св. Игнатий Брянчанинов. Т. 1. Аскетические опыты. М.: Правило веры. 1993. С. 411.

    [3] Св. Игнатий Брянчанинов. Т. 5. Приношение современному монашеству. М., 1991. С. 361.

    [4] Св. Исаак Сирин. Слова подвижнические. Сл. 43. М.: Правило веры. 1993. С. 182.

    [5] Св. Симеон Новый Богослов. Творения. Сл. 24. Т. 1. М. 1993. С. 222.

    [6] Св. Исаак Сирин. Слова подвижнические. Сл. 43. С. 181-182.

    [7] Св. Иоанн Златоуст. Толкование на св. Матфея Евангелиста. Т. 1. Бес. XXIII. М., 1993. С. 260.

    [8] Св. Игнатий Брянчанинов. Т. 5. С. 276.

    [9] Св. Исаак Сирин. Слова подвижнические. Сл. 89. С. 418.

    [10] Св. Игнатий Брянчанинов. Т. 5. С. 276.

    [11]  Св. Игнатий Брянчанинов. Т. 5. С. 275.

    [12] Преп. Макарий Египетский. Духовные беседы. Бес. 15. М. 1994. С. 113.

    [13] Преп. Иоанн Синайский. Лествица. Сл. 26. § 96. С-Пб. 1996. С. 192.

    [14] Ср.: Вера есть обличении вещей невидимых (Евр. 11;1).

    [15] Преп. Макарий Египетский. Духовные беседы. Бес. 15. С. 114.

    [16] Св. Иоанн Златоуст. Полное собрание творений в 12-ти томах. Т. 12. Кн. 1. Толкование на послание к Евреем. Бес.

    [17] Св. Иоанн Златоуст. Толкование на св. Матфея Евангелиста. Т. 1. Бес. XXIII. С. 263.

     

     

    Текст в данном оформлении из Библиотеки христианской психологии и антропологии.

     

     

    Последнее обновление файла: 10.03.2012.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР
    banner
    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ
    hristianstvo.ru

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
      Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3580 2511 702

     

    . .
    . . . . . . . . .
    . . . . . . . . .